?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Фаталист
16 Августа
Пожалуйста, присаживайтесь сюда.
Помощник судьи, который занимался технической стороной турнира, притворялся, что в четвертьфинале игроки забыли, как садиться друг напротив друга. Или же он хотел напомнить о своём существовании, так как никаких технических сложностей на протяжении всего времени не возникло. Ещё бы, чтобы они были, нужно, как минимум, участие чего-то сложнее табуретки.
Виталий сидел за игровым столом и ждал, пока его противник справится с тем, чтобы отодвинуть свой стул. Вот с этим ему как раз могли бы помочь. Наконец оппонент справился и, посмотрев на Виталия, виновато улыбнулся. Виталий понимающе улыбнулся в ответ.
— Вы готовы? — Спросил судья, переводивший свой строгий взгляд из-под косматых бровей с одного игрока на другого.
— Готов, — ответил оппонент Виталия, которого, согласно табличке в углу стола, звали Максимом. Виталий кивнул.
            — Начали! — Провозгласил судья, поднимая перегородку посередине стола. На перегородке с каждой стороны был таймер, отмеряющий три секунды. Как только она поднялась до своего верхнего положения, время пошло.
Виталий был абсолютно спокоен. Он прикрыл глаза, выбирая ход. Варианты равносильны, надо выбрать тот, что понравился. Тогда он победит. Итак, выбор сделан.
Таймер пискнул, и перегородка провалилась в стол. Камень против ножниц. Один-ноль в пользу Виталия. Судья коротко кивнул, отмечая промежуточный счёт. Перегородка поднялась снова. Три секунды. Камень-камень. Кивок судьи. Ещё раз. Три секунды.
После серии ничьих, Виталий выиграл камнем ещё раз. Дальше ничья, оппонент ножницами бьёт бумагу. Ещё несколько ничьих. Бумага против камня противника. Три-один. Победа.
Максим улыбнулся. Он только что потерял шанс выиграть хоть что-нибудь, но своё расстройство, если таковое было, не показывал. Приз за первое место — сто миллионов; за второе — пятьдесят; за третье и четвёртое по двадцать пять. Максиму не достанется ничего.
— Спасибо! — Он протянул руку.
Виталий кивнул и пожал её. После оба пожали руку судье. Потом все резко начали спешить. В комнату, где проходил матч, в которой раньше были только два игрока и судья, зачем-то вошли ещё несколько помощников. Они начали готовить её к следующему матчу, хоть Виталий и не представлял, к чему здесь можно готовиться. Его спешно проводили на выход.
Каждый игрок входил и выходил через отдельную дверь. Наверное, это сделали для большего эффекта. После матча оппоненты жмут друг другу руки и расходятся в противоположных направлениях. По телевизору должно выглядеть круто.
У входа Виталия ждали. Андрей и какие-то люди, которых он не знает. Они появились с тех пор, как он прошёл отборочные и вышел из группы.
— Какой счёт? — На правах лучшего друга Андрей задал вопрос, беспокоивший всех. На самом деле в этом был и практический смысл — дальше на этот вопрос будет отвечать не Виталий, а Андрей.
— Три-один, — равнодушно сообщил Виталий, — в мою пользу.
Небольшая толпа взорвалась радостными криками.
Андрей повёл Виталия к выходу из здания, так как толпа стала стремительно расти, по мере того, как результат узнавало всё больше людей. Подтянулись журналисты, дежурившие в коридоре между двумя выходами из комнаты.
«Какова была ваша стратегия в этом матче?» — кричала накрашенная девушка, пытаясь дотянутся до лица Виталия микрофоном. «Вы часто ходите ножницами, это ваша любимая фигура?» — старался перекричать её солидный седой мужчина, тоже тыкавший Виталию микрофоном в лицо. «Любимая фигура, — Виталий ухмыльнулся, — что-то в этом есть».
Первую статью о себе в газете он прочитал. Она была короткая и исчерпывалась заголовком «Победитель восьмой финала загадочно молчит». В ней говорилось о том, что Виталий Скоровский пока не раскрыл ни одного секрета мастерства ни одному человеку. Даже его лучший друг, Андрей Габич, ничего не знает о стратегии Виталия.
Подобной статьи в газете удостоился каждый из прошедших в восьмую финала. Пока никто из верхушки турнира, в том числе восемь выбывших, не раскрыл секрет своей игры.
Виталий, до этого проживший всю жизнь глубоко в своей квартире, был совсем не приспособлен к обрушившейся на него суматохе. Как единоразовой, сразу после победы в четвертьфинале, так и перманентной, которая окружила его в последнюю неделю.
Растолкав толпу журналистов, Андрей впихнул его на переднее сидение машины, закрыл дверь, сел на водительское сидение и быстро умчался от недовольно гудящей толпы. Виталий молча сидел и смотрел вникуда. Андрей бросил на него быстрый взгляд.
— Всё хорошо? — Обеспокоено спросил он.
— Да, — вздохнул Виталий, — непривычно просто.
— Понимаю, — улыбнулся Андрей.
Интересно, что он понимает? Хотя, может и понимает. Андрей явно знал что-то недоступное Виталию. Кто-то осведомлял Андрея о происходящем в мире, а Андрей делился полученной информацией со своим другом. О чемпионате мира по «камень, ножницы, бумага» Виталию тоже сообщил Андрей. Так бы он, скорее всего, и не узнал никогда, что такой чемпионат существует.
14 Июля
Виталия разбудил дверной звонок. Разбудив Виталия, он не остановился и продолжил звенеть, пока разбуженный лежал на диване, глядя в потолок.
Мама звонит один раз, потом, через полминуты ещё раз, на случай если я не услышу. Кирилл никогда не звонит, он стучит в дверь, если я не открываю, то ногой. Это Андрей.
С усилием Андрей сел на диване. Медленно повернул голову вправо, там где на стене висели часы. Виталий никогда не любил часы со стрелками, ему приходилось задумываться, чтобы определить по ним время. А под аккомпанемент дверного звонка это было сделать ещё сложнее. Часовая стрелка слева, между девятью и восемью. Искать минутную в такое время в воскресенье нет смысла. Виталий встал с дивана и отправился открывать дверь, чтобы сообщить Андрею об этом.
Но Андрей не дал ничего ему сообщить. Ведь обычно люди приходят к вам домой в воскресенье утром, чтобы сообщить что-нибудь сами. Андрей начал сразу, как только дверь открылась, и он увидел худое заспанное лицо друга.
— Раз, два, три! — Андрей энергично махал кулаком в такт. Виталий еле успел среагировать. На счёт три Андрей резко выпрямил кулак, показывая бумагу. Виталий показал ножницы.
— Раз, два, три! — Снова сосчитал Андрей. Теперь он показал ножницы, а Виталий — камень.
— Как ты это делаешь?
«Никак», — про себя ответил Виталий. Андрей, привыкший к такому ответу, решил не упускать инициативу и перешёл к делу.
— Виталий, ты не представляешь, какую возможность мы чуть не упустили! — Андрей возбудился, представив себе, чтобы было бы, приди он хоть на час позже. Виталий слегка наклонил голову.
— Сегодня в двенадцать кончается регистрация на чемпионат по камень, — Андрей поднял вверх кулак, изображая камень, — ножницы, бумага!
Остальные два игровых объекта он также изобразил.
— Сто миллионов долларов, четыреста миллионов участников! Первый чемпионат мира по камень, ножницы, бумага! — Андрей имитировал голос диктора из телевизионной рекламы. — Мы просто обязаны участвовать!
Виталий устало кивнул.
— Сейчас нет девяти, — вздохнул он, — ты разбудил меня.
— Сейчас одиннадцать! — Воскликнул Андрей, в качестве доказательства тыча Виталию в лицо телефоном. На дисплее действительно было время одиннадцать ноль восемь. Виталий зашёл в квартиру, ища свой телефон. Андрей отправился за ним. В гостиной его ждал Виталий, который успел надеть штаны и достать из кармана мобильник. Тот показывал восемь пятьдесят шесть. Андрей в этом усомнился и набрал 060. Через несколько секунд ему ответили, и он немного приуныл, потому что Виталий оказался прав. Впрочем, уже в следующий момент он забыл об этом, так как занялся включением ноутбука Виталия.
— Какой у тебя пароль? — Крикнул он, чтобы его можно было услышать из соседней комнаты, где Виталий искал рубашку, — А, всё, не надо!
Андрей много раз щёлкнул по иконке браузера, потом закрыл все окна, кроме одного и застучал по клавишам, вводя адрес сайта, который он за вчерашний день посещал так часто, что запомнил его наизусть.
Когда Виталий одетый вернулся в гостиную, всё было готово. Андрей открыл две вкладки — главную страницу сайта чемпионата и страницу регистрации участников. Виталий быстро пролистал стену текста, выхватывая ценную информацию. Призовой фонд, правила проведения, участие свободное, по предварительной регистрации… Пролистав до конца, Виталий кивнул. Андрей переключил на вкладку с окном регистрации.
— Заполняй! — Велел он.
Виталий подвинул стул, сел и стал читать анкету. Электронная почта, имя, Фамилия, дата рождения и многое другое. Дойдя до строки адрес, Виталий вопросительно поднял глаза на Андрея.
— Они подберут участок поближе к твоему дому. Чемпионат же международный.
Через несколько минут с заполнением анкеты было покончено.
— Подтверди ещё адрес почты.
— Сам подтверди, я есть пойду, — Виталий встал из-за компьютера и отправился на кухню. — Хочешь кофе?
— Давай, — обрадовался Андрей.
Он сел за компьютер вместо Виталия и открыл ещё одну вкладку, для почты.
Виталий отправился на кухню. Там он в первую очередь включил кофемашину, подаренную мамой на новоселье. Новоселье Виталий считал ненастоящим, потому что до этого здесь жила бабушка Нина, но кофемашина была слишком полезной вещью, чтобы от неё отказаться.
Чашки были новые, но жили они на полке, которую вешал ещё дедушка. Виталий снял две из них, внимательно осмотрел, посчитал пыльными и неторопливо пошёл мыть. После подставил их под краник чудесного аппарата.
Андрею много и крепкого, ему наоборот. Машина с шумом завелась, прочищаясь после простоя, и извергла в одну из чашек задержавшиеся в ней после предыдущего использования остатки воды. Виталий печально посмотрел на мутную жижу и пошёл мыть чашку ещё раз.
Через пять минут кофе был готов. В холодильнике были яйца, а больше там особенно ничего не было. Виталий поставил на плиту сковородку, включил газ и пошёл отнести Андрею кофе, пока сковородка греется.
Андрей тем временем яростно орудовал мышью, расправляясь с непрочитанными письмами Виталия.
— У тебя здесь столько всего! — Воскликнул он, увидев друга, вернувшегося с кухни, — помечай это всё как спам, а то с тобой не связаться.
Виталий пожал плечами и протянул ему кофе.
— Спасибо, — Андрей взял чашку левой рукой и пронёс её над клавиатурой ноутбука, намереваясь поставить на стол. Виталий зажмурился, представляя скорую гибель машины, но всё обошлось.
— В час уже будет разбивка на группы, — сказал Андрей, внимательно читая новости со страницы турнира. — Станет известно куда и во сколько приходить. Я у тебя подожду, ты не против?
Виталий был не против.
17 Августа
— Ох ты ж! — Воскликнул Андрей, глядя на часы на своём телефоне, — уже двенадцать! Виталий, ты куда?
Виталий направлялся в свою комнату.
— Я спать.
— Погоди, отметим.
— Да не, я пас.
— Скучный ты, — вздохнул Андрей.
Виталий пожал плечами.
— Ну, давай, раз, два, три! — Андрей показал камень, Виталий тоже.
— Раз, два, три! — Камень-бумага. Один-ноль в пользу Виталия.
— Раз, два, три! — Один-один.
— Раз, два, три! — Виталий выиграл.
— Как ты это делаешь?
Виталий загадочно улыбнулся, ответив про себя: «я не знаю». Только теперь он отвечал не так спокойно как раньше. Андрей играет с ним при каждой встрече, рано или поздно он должен догадаться.
— Сколько я с тобой не играю, — начал Андрей. Виталий напрягся, ему показалось, что Андрей прочитал его мысли, — всё время ты побеждаешь. Ты точно что-то такое придумал! — хитро прищурился Андрей. Виталий расслабился.
Как Андрей не старался уговорить его отпраздновать победу, Виталий всё же ушёл спать. Андрей некоторое время побродил по квартире Виталия, в которой он временно поселился, чтобы возить друга на матчи. Ничего интересного он не нашёл и тоже отправился спать в гостиную, где Виталий поставил для него раскладушку.
17 Августа
Летнее солнце со всей доступной ему яростью светило Андрею в глаза. От такого Андрей проснулся и сел.
Он был в гостиной в доме у Виталия. Сразу после этой мысли он вспомнил все события последней недели и сразу повернулся к другу, сидевшему за ноутбуком в углу.
— Который час? — Андрей никогда не позволял себе или другим говорить «сколько времени».
— Двенадцать уже, — ответил Виталий, глянув в угол экрана, где у него были часы.
— Это хорошо, — обрадовался Андрей. — А то я ещё вчера представил, как сегодня весь день буду ждать полуфинала. Ты когда сегодня играешь?
— Не знаю, — равнодушно пожал плечами Виталий.
— Так посмотри! — Воскликнул Андрей.
— Посмотрю, — устало вздохнул Виталий, — сходи, поешь.
Андрей встал и начал быстро одеваться, а Виталий открыл сайт турнира. На нём информации ещё не было. Тогда он открыл телеграм и там зашёл в чат с говорящим названием ТОП16. Двести сообщений. Он пролистал вниз, потом начал медленно читать переписку в поиске сообщения от судьи. Когда его взгляд поднялся достаточно высоко, он заметил закреплённое сообщение: «ПОЛУФИНАЛ. ДЕНИСОВ-ИРКУТИНА 18:00. ДОМОДЕДОВ-СКОРОВСКИЙ 20:00». Сообщение оставляло два вопроса, которые на некоторое время заинтересовали Виталия. Зачем писать большими буквами и зачем делать разницу в два часа между матчами? Насколько он знал, самый длинный матч в сетке продлился двадцать четыре минуты и это исключение. Все остальные были меньше десяти. Ну и ладно. В турнире вообще делали много ненужного. В конце концов, они устроили целый чемпионат по камень, ножницы, бумага, что Виталий уже считал абсурдным. Виталий некоторое время даже считал, что Андрей его разыгрывает, но потом прочитал о себе в газете.