?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

17 Августа
На полуфинал они приехали за час. Андрей так волновался, что не смог больше оставаться в квартире, и Виталию пришлось поехать с ним, чтобы не идти пятнадцать минут пешком до метро. Финал проходил в отдельном здании в центре, которое раньше было каким-то театром, но на время чемпионата было переоборудовано под стадион. Прямо на сцене была сконструирована коробка из одностороннего звуконепроницаемого стекла. Эта коробка и была комнатой, в которой проходили все матчи. В ней находились только судья и игроки. Те, кто хотели наблюдать за игрой в реальном времени, покупали билеты в зал. Виталий не выяснял точно, но у него были подозрения, что эти билеты стоили дороже, чем любые другие в этом театре. Следуя за Андреем, который, вероятно, просто бесцельно бродил, чтобы унять своё нетерпение, Виталий наткнулся на своего противника, Ярослава Домодедова. Это был высокий парень того же возраста, что и Виталий. На нём были джинсы и рубашка. Такая же одежда, как и у Виталия и ещё у половины участников турнира. Длинную чёлку, которая обычно нависала над его лицом, он сегодня зачесал назад. Виталий вспомнил, что на всех играх Ярослав улыбается. Улыбался он и сейчас.
— Вечер добрый, — Ярослав протянул руку сначала Андрею, потом Виталию. — Вы, я вижу, тоже заранее приехали.
— Да, я ужасно нервничаю, — ответил Андрей, — а этому хоть бы что.
Он указал на Виталия. На секунду все замолчали. Ярослав внимательно смотрел на равнодушного с виду Виталия и улыбался.
— Ну, удачи! — сказал он, наконец, — приятно было поговорить с вами, пока ещё неизвестно, кто сегодня победит.
Он снова протянул Виталию руку.
— Удачи, — спокойно ответил Виталий и пожал руку Ярославу. Тот сразу после этого развернулся и быстро куда-то зашагал.
Андрей хотел как-нибудь прокомментировать эту встречу, но не придумал, что сказать. Тогда он посмотрел на время. Было без пятнадцати восемь. Они с Виталием отправились ко входу в игровую комнату.
Помощник судьи снова указал Виталию, куда ему присаживаться. В этот раз это выглядело ещё глупее, потому что в комнате был всего один свободный стул. Второй уже занимал Ярослав. Он по-прежнему улыбался. Насколько Виталий помнил, улыбался он и на постерах с анонсами матчей. Может у него проблемы с мышцами лица? Или с психикой? Да какая разница?
Их судил тот же судья с густыми бровями и строгим низким голосом.
— Вы готовы? — Повторил он свою ритуальную фразу.
Они были готовы.
            — Начали!
Из стола выскочила перегородка с таймером, которая скрывала руки противников друг от друга. Виталий привычно полуприкрыл глаза. Ярослав прищурился и улыбнулся шире. Три, две, одна! Виталий выбрал бумагу. Ярослав тоже. Кивок судьи. Перегородка. Таймер. Три, две, одна секунда. Виталий в последний момент понял, что так ничего и не выбрал. Его рука была сжата в кулаке и показывала камень. Ярослав же опять показал бумагу. Ноль-один. «Ну и ладно», — подумал Виталий. Ещё три секунды. Ножницы-ножницы. Три секунды. Ножницы-камень. Ноль-два. Ярослав улыбнулся ещё шире. Виталий хотел пожать плечами, но почему-то остановил себя. Три секунды. Бумага-Бумага.
После серии ничьих Виталий отыграл два очка обратно. Сначала он побил ножницы камнем, потом сразу же бумагу ножницами. Следующие три секунды длились невыносимо долго. Камень-камень. Ничья. Снова три секунды. Виталий прикрыл глаза. Перед его внутренним взором выступили камень, бумага и ножницы. В виде знаков рукой, разумеется. С настоящими предметами он их никогда не ассоциировал. Виталий быстро переводил взгляд с одного на другое. Ярослав на секунду поднявший глаза на оппонента отметил движение зрачков под прикрытыми веками и немного испугался. Даже на мгновение перестал улыбаться, но потом сделал свой выбор и снова растянул улыбку.
Виталий выбрал бумагу и сразу же открыл глаза. Перегородка упала. Ярослав показывал ножницы.
Сначала Виталий не совсем понял, что произошло. Потом он вспомнил, какой был только что счёт. Только сейчас он заметил, что Ярослав протягивает ему руку. Виталий встал и неуверенно протянул свою. После рукопожатия он спокойно выдохнул:
— Поздравляю, — и постарался улыбнуться. Ярослав же наоборот, перестал улыбаться. Если бы он не видел Виталия раньше, он бы решил, что тот слишком бледный. Но, вроде, внешне его противник никак не изменился. Но почему-то Ярослав чувствовал смутную тревогу.
Виталий попрощался и пошёл к выходу.
У входа снова ждала толпа. Похоже, он просидел в комнате довольно долго после окончания матча, все уже знали счет.
— Ты как? — спросил Андрей.
Виталий хотел сказать, что нормально, но почему-то вместо этого ответил: «не знаю».
Виталий пошёл к выходу из здания. Андрей проследовал за ним, отгоняя журналистов настойчивым утверждением того, что Виталий сейчас не хочет отвечать ни на какие вопросы. Из-за этого он отстал на несколько шагов и к дверям Виталий подошёл один. Он не остановился, чтобы подождать Андрея, а наоборот, ускорил шаг, направившись в сторону метро. От ближайшей станции ехать девять остановок без пересадок. Нашлось бы место, а то стоять почему-то было трудно.
Место нашлось. В субботу ранним вечером вагон был полупустой. Уже выходя из метро Виталий порадовался, что его никто не узнал.
На лестничной клетке его ждал взволнованный Андрей.
— Ты куда пошёл? — спросил он.
Виталий молча достал ключи.
— Хей, Виталий, — Андрей помахал рукой у него перед лицом, — ну-ка, раз, два, три!
Андрей показал бумагу. Виталий показал средний палец, зашёл в квартиру и захлопнул дверь. Шокированный Андрей остался на лестничной клетке.
Виталий запер дверь и быстрым шагом пошёл в гостиную, чтобы там без сил свалиться в кресло.
Он всё время считал, что результат его никак не волнует. Так и было. Он участвовал не ради выигрыша или известности, а потому что ему нравилось то ощущение, когда он выбирал из трёх вариантов и угадывал. До этого Виталий ни разу не проигрывал. Даже в отборе и в групповом этапе, когда все играли десять матчей подряд.
Виталию было очень интересно, как именно он проиграл. Ещё ничто в жизни не волновало его так сильно. Как у Ярослава получилось выиграть? Виталий сел и начал рассуждать логически, как он себе это представлял.
Виталий и Ярослав сыграли по двадцать восемь матчей в турнире до полуфинала. Виталий ни в одной из них не проиграл, Ярослав, кажется, тоже.
Виталий встал, подошёл к оставленному не выключенным ноутбуку, зашёл на сайт в раздел информации об участниках. Поиск: Ярослав Домодедов. Так и есть, двадцать девять побед, ни одного поражения. Ладно, это нормально. Как Ярослав мог выиграть? Что вообще Виталий знает о Ярославе? Ярослав всё время улыбался. Это даже было написано в его досье на сайте. Могло это как-то повлиять на игру? Его улыбка и пристальный взгляд, должно быть, действительно мешают думать, но Виталий-то не думал! Он всегда подсознательно выбирал вариант, который ему нравился больше.
Ярослав знает что-то о работе подсознания и играет вокруг этого? Нет, вряд ли. Откуда тогда столько ничьих? И как он тогда выиграл первую игру? Статистика? Статистики на сайте чемпионата не оказалось, но в Интернете она быстро нашлась. Оказывается, Виталий четырнадцать матчей начинал с ножниц, девять с камня и шесть с бумаги. Он даже этого не замечал. Виталий напряг память, чтобы вспомнить, с чего он начинал в этот раз. Точно! Он случайно показал камень. Абсолютно случайно, он не успел выбрать ход. Статистика и игра вокруг подсознания сразу отпадали. Что же ещё есть? Виталий попытался придумать, как ещё можно играть в эту игру, где, как ему казалось, всё зависело только от случайного выбора. Беглое изучение страниц по запросу «КНБ стратегия» показал, что других методов никто не знает. Оставалось только одно. Ярослав играл случайно. Но Виталий хотел убедиться наверняка. Для этого он зашёл в telegram и открыл чат ТОП16. Восемнадцать участников. Список. Yaroslav Domodedov. Отправить сообщение. Надо начать с простого. Виталий ввел в окно для сообщений «Привет, Ярослав».
«Хай!», — Ярослав ответил почти мгновенно.
Виталий поздравил его с победой и пожелал удачи в финале. Ярослав поблагодарил его.
«Можем встретиться?», — написал Виталий. «Да, конечно. Когда?». «Через час». «Где?». «Где удобно». Ярослав на секунду пропал, а потом отправил карту с отмеченным флажком домом. Там оказался бар Animi lectio.
Виталий накинул куртку с воротником, хотя обычно летом ходил без неё, и быстрым шагом вышел на лестничную клетку, где столкнулся с удивлённым Андреем.
— Ты куда? — крикнул Андрей быстро сбежавшему вниз по лестнице Виталию.
— В бар Animi lectio, — отозвался Виталий и ещё быстрее побежал вниз.
Андрей бросился за ним, но, пробежав два пролёта, понял, что Виталий не запер дверь и вернулся.
Бар Animi lectio был недалеко от центра города, но, несмотря на это, вечером субботы в нём было почти пусто. Ярослав ждал Виталия за барной стойкой, но тот предложил пересесть в место потише. Ярослав заговорщицки подмигнул.
— Выбирай пиво, — велел Ярослав, — я плачу.
Виталий помотал головой. Ярослав улыбнулся, в этот раз дружелюбно.
— Так не пойдёт. Вечер субботы — надо выпить.
Виталию пришлось согласиться — слишком важно было получить ответ.
— Или ты завтра думать хочешь много? — Спросил Ярослав, — ты по каким-то стратегиям играешь? Я просто наугад показываю. Так что ты хотел?
— Собственно, я уже узнал, — Виталий почувствовал облегчение. — Хотел узнать, как ты играешь.
— Ааа,.. — протянул Ярослав, — ну да, наугад. Я перед турниром сел читать стратегии разные, потом забил и стал просто так ходить. Вот, до финала так дошёл.
— Я тоже, — улыбнулся Виталий. Ему стало очень легко, — ну, удачи тогда завтра.
Они посидели ещё немного. Потом Виталий попрощался и вышел из бара. Снаружи было прохладно. На другой стороне улицы его ждал Андрей с машиной.
— Ты не пьяный, — отметил Андрей, когда Виталий сел в машину, — зачем ездил-то?
Виталий таинственно молчал всю дорогу и весь вечер.
18 Августа
Утром следующего дня Андрей уже не пытался ничего узнать и только спросил, поедет ли Виталий на матч за третье место, на что Виталий ответил, что, конечно, поедет.
Его матч снова был в восемь, финал был в шесть часов вечера. Виталий играл с Денисовым, Алиса Иркутина вышла в финал вместе с Ярославом. Андрею показалось, что сегодня его друг вернулся в естественное для него состояние спокойствия, но на игру по настоянию Виталия они поехали к пяти тридцати.
Как только они приехали, Виталий отправился на поиски второго финалиста, Алисы. Он нашёл её в одном из коридоров театрального закулисья, как показалось Андрею, в том же, в котором они вчера встретили Домодедова. После взаимного пожелания удачи, Виталий прямо спросил, может ли Алиса ответить на вопрос, касающийся её игры. Андрей в это время удалился, показывая, что не собирается подслушивать чужие секреты.
— Я, конечно, могу попробовать, — ответила Алиса, — но не уверена, что вам это сильно поможет.
— Ничего, — сказал Виталий. — Скажите только, есть ли у вас какая-то стратегия игры?
Алиса улыбнулась и отрицательно помотала головой:
— Ничего такого нет! Хотя, думаю, если бы была, я бы ответила также. Но, можете быть уверены, её нет.
— Спасибо, — Виталий кивнул, — ещё раз удачи.
— Погоди, — окликнула его Алиса, когда он пошёл за Андреем. — А у тебя?
Виталий развёл руками и помотал головой:
— Никакой.
И радостный отправился к выходу.

До игры оставалось ещё два часа. Андрей предложил пойти поужинать, но Виталий сказал, что ещё рано. И они пошли просто гулять.

Матч за третье место был наименее напряжённым. Денисов был полысевшим седым человеком, который тоже всё время улыбался, но совсем не так, как Ярослав. Игра закончилась очень быстро, Виталий выиграл 3-0. Денисов сказал: «бывает», пожал Виталию руку и распрощался, сказав, что ему пора.
Виталия снова окружил шум. Вопросы были такими же, как и всегда: что он будет делать после турнира? Раскроет ли какие-то секреты игры? Примет ли участие в следующий раз? Виталий молчал и улыбался.
Потом состоялась церемония награждения. Виталия, Алису и Ярослава, занявшего второе место, зачем-то поставили на пьедестал. Их много фотографировали, поздравляли организаторы и всевозможные спонсоры. Всё это закончилось только в десять, все были ужасно вымотаны, но довольны. Виталий попрощался с Алисой и Ярославом и отправился домой в сопровождении Андрея.
Утром Виталий проснулся знаменитым. Сотня смс-ок с поздравлениями от каких-то родственников, которых он не помнил, во вконтакте было какое-то пятизначное количество сообщений. Андрей сидел на кухне и пил кофе.
— Что не так с твоей кофеваркой? — Спросил он, когда Виталий зашёл на кухню.
Виталий пожал плечами. После вчерашней победы это ему было не очень интересно. Он совершенно случайно выиграл двадцать пять миллионов долларов и точно также случайно не выиграл пятьдесят или сто. Какая теперь разница?
— Не хочешь в центр переехать? — Оживлённо спросил Андрей, — или вообще в другой город?
Виталий ничего не ответил. Он медленно подошёл к столу и сел напротив Андрея.
— Хочешь кофе?
Андрей снова не дождался ответа и просто приготовил его. Виталий не глядя взял чашку, отхлебнул немного и еле заметно поморщился. Слишком горький, Андрей не поменял настройки после того, как варил себе. Ну и ладно.
— В другой город не хочу, — наконец сказал Виталий.
— Чего? — Не понял Андрей.
— Не хочу, — повторил Виталий и замолчал.
Андрей заметил на лице друга мягкую спокойную улыбку, какая бывает у стариков.
18 Августа
Ярослав Домодедов сидел в комнате, наполненной стодолларовыми купюрами. Он зачем-то обналичил свой выигрыш. Ему было нечего желать. Буквально. Пятьдесят миллионов долларов легко покрывали все его потребности. Тем не менее, он, несомненно, был самым несчастным человеком в мире.
— Шанс ведь был пятьдесят на пятьдесят? — Спросил Ярослав. Отвечать он себе не стал, а никого другого в комнате не было.
— Пятьдесят на пятьдесят, — всё же ответил он через какое-то время.
— Почему я проиграл? Я же должен был выиграть. Какой-нибудь другой я выиграл же?
Этот выигрыш Ярославу ничего не стоил. Это было дело принципа. А в голове у Ярослава тем временем зарождался план. Он вспомнил, что когда-то читал о таком. Хоть он и был абсолютно трезв, почему-то было очень сложно формулировать свои мысли. Ярослав всё же попытался.
Он, Ярослав, дошёл до финала. В мультивселенной были и другие Ярославы, дошедшие до финала. Они должны были поровну делиться на победителей и проигравших. Однако количество проигравших же можно как-то сократить?
Ярослав вскочил с кресла, на котором сидел, обхватив голову руками, и бросился к столу, заваленному ненужными ему бумажками. Сметя купюры на пол, он извлёк из-под них ноутбук. Открыл. Запустил браузер. Ноутбук сообщил о том, что батарея почти разрядилась. Неважно, ему ненадолго.
Так. Вконтакте, сообщества, поиск. Как там было? Ярослав быстро застучал по клавишам, заполняя поисковую строку. «Способы путешествовать во времени почти бесплатно». Ничего. И куда он делся? Ладно, это всё можно сделать и проще. Ярослав закрыл вкладку вк. Вместе с ней закрылся браузер, что вызвало жуткую злость. Давай же, если ноутбук разрядится, придётся ждать минут десять, у него нет столько времени.
У Ярослава было сколько угодно времени.
Так, браузер снова открылся. Поиск «квантовое бессмертие». Википедия. Ярослав быстро пролистал статью, иногда кивая непонятно чему. Всё правильно, всё как он помнил. Ярослав захлопнул ноутбук, встал и быстрым шагом покинул квартиру. Лифт на крышу не везёт — пошёл по лестнице. На ходу вспомнил, что забыл обуться и закрыть квартиру. Ну и ладно.
Ярослав вышел на крышу своего дома, сорокаэтажного небоскрёба, гордо возвышающегося над ночным городом. Подошёл к краю крыши и посмотрел вниз. Красиво. Ещё раз обдумать план? У него будет ещё немного времени. Ярослав шагнул вниз.
Итак, план. В мультивселенной были и другие Ярославы, дошедшие до финала. Они должны были поровну делиться на победителей и проигравших. Однако количество проигравших же можно как-то сократить? Можно. Для этого все Ярославы в других вселенных должны понять то же, что понял Ярослав в этой. Они поймут. В себе Ярослав был уверен.
Бесконечное количество вселенных. Всевозможные вероятности. Но его интересовали только те, в которых он дошёл до финала. Остальные пусть сами как-нибудь решают свои проблемы. Всевозможные вероятности. Подождите…
Додумать он не успел.
20 Августа
— Слышал, что случилось? — поинтересовался Андрей у друга, сидящего на диване. — Не слышал, конечно.
Виталий слегка повернул голову в сторону Андрея.
— Помнишь Ярослава? — Виталий кивнул, он помнил, — он с крыши спрыгнул позавчера.
Виталий молча пожал плечами. Про себя он подумал: «ну и ладно», хотя даже такая мысль посещала его теперь довольно редко.
Андрей тоже пожал плечами и улыбнулся. Всё было здорово. Трёхкомнатная квартира в центре и двадцать четыре миллиона долларов в банке. Всё Виталия. А Андрей его лучший друг. Что может быть лучше?
Виталий, правда, после всего этого стал какой-то никакой. Слишком апатичный даже для Виталия. Но это от переживания после поражения в полуфинале. Скоро пройдёт.
Андрей отправился на кухню, где в холодильнике надолго поселились жестяные банки с пивом. Виталий запоздало улыбнулся ему в ответ и ещё раз подумал: «ну и ладно».
Из комментариев:
Одноклассник: "Неплохо написано, но я видимо слишком идиот и вообще не увидел отсылки к "Преступлению и наказанию")))".
Автор: "Андрей, три сверхчеловека в одной ситуации: они выясняют, что их воля и их действия в действительности от них не зависят. Далее они упорядочиваются в зависимости от своей реакции на это. Третьим становится Виталий (Раскольников), который решает сдаться и отказаться от своего права. Ярослав Домодедов это Свидригайлов, он убивает себя, понимая, что в действительности не контролирует свою жизнь. И чистая форма сверхчеловека, Алиса. Она принимает иррациональность среды, но сохраняет за собой волю и в итоге побеждает, потому что по-прежнему желает своей победы".Нравится